olitvak (olitvak) wrote,
olitvak
olitvak

Category:
В субботу, на следующий день после годины Марины, мы с Васей были в гостях в ее доме, у ее соседей и друзей. В качестве подарка хозяевам мы испекли пиццу и хачапури. А вернулась я с 5 Мариниными работами - 1 графической, двумя акварелями и двумя - маленькой и большой - маслом. Мне сказали: то, что лежит у нас, родным не нужно, бери что хочешь. И я взяла.
Это не самые главные ее работы, но мне нравятся. Мне и те, что остались, нравятся. И я думаю - вот кончилась жизнь, продана квартира... и много ведь всего остается от каждого из нас, очень много материальных следов, и куда это всё девать? Пианино, сказали, уже на свалке, как и многое другое. А сколько там было книг! У меня свои ставить некуда, но мне сразу стало их жалко.
Я тоже освобождала мамин дом перед продажей. С этим ничего не поделаешь. Я перебирала-перебирала, увозила в церковь, что-то тащила домой, но все равно - там уже новые хозяева, это им не нужно - и мне тоже.
Нет, вещи-то ладно, а всё нематериальное - письма, дневники, фотографии? Картины вот. Или утешаться тем, что есть еще более мимолетное - спектакли, например, не записанные на пленку? Когда я работала в театре, то убеждала актеров, что если они всё сделают по-настоящему, их герои будут жить реально, в каком-то своем пространстве, причем всегда...
Сокурсница Марина, которая прислала мне мои студенческие фото, написала о некоторых из наших. И я тоже полезла всех их искать в Интернете.
И оказалось, что многих просто уже нет. Умер Алмаз Сарлыкбеков, чудесный киргиз, в 57 лет. Умер Джамал. Иностранцев (не советских, а настоящих) у нас было четверо, про остальных трех не знаю. Умер, Марина пишет, еще один наш сокурсник. Умер в моем нынешнем возрасте Сергей Арцибашев - он с курса стал наиболее известным, руководил одно время театром Маяковского. Стабильно работал и работает в Воронеже Миша Бычков, который пришел в театр из художников и оформлял мне "Русалочку" в ЦМШ, где играла дочка В. Познера, с которой я подружилась тогда, а потом потерялась. Девочек было у нас 4 (с сальвадоркой Кристиной 5), нашла Олю Якушкину в почетных профессорах ГИТИСа, про Марину знаю, Лену не отыскала . Вася Федоров в Малом театре режиссером всю жизнь, и еще поиск дал какой-то новый театральный институт ИТИ в Москве, где он преподает. Нашла Валеру Саркисова, преподает в ГИТИСе и ставит в разных местах. Витю, единственного сокурсника, с которым я долго поддерживала связь, не нашла, не знаю, где и как он сейчас. Володя Тарасьянц в Германии, он уже поступал когда, был женат на немке. И еще одного Сашу не нашла. И ничьих спектаклей я не видела, ни одного.
Не знаю, зачем я это пишу. Я давно в другой сфере, у меня еще был после кнебелевского и академки курс Гончарова, который я помню еще меньше. Но просто в тему того, что целая жизнь прошла с тех лет.

А сегодня у нас в общине было мероприятие. Приехал лектор из Пскова, рассказал нам о Фридл и Шагале, Фридл (с трудной длинной фамилией, но она и просто на Фридл находится мгновенно) учила рисовать детей в Терезинском гетто, большинство детей и она сама сгорели в Освенциме, но в Терезине осталось 5000 рисунков тех детей...
А Шагал пережил войну в Америке, но картины его, бывшие в музеях Германии, пострадали.
О Холокосте у него есть картина, написанная в самом его начале, после Хрустальной ночи. Христос, обернутый еврейским молитвенным покрывалом...

После рассказа лектор нас усадил рисовать, парами. И мы рисовали с удовольствием. Листы с черными линиями были заготовлены. И вот вам вопрос - с которой стороны сидел Вася? Мне это кажется очевидным, но и Леша, и Ваня сказали наоборот.

А потом к нам приехали детки есть обещанную в честь праздника шаурму. Кое-как сняла их потом запотевшей почему-то камерой.
Tags: память, рисуем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments