olitvak (olitvak) wrote,
olitvak
olitvak

Category:

"Манюня"

Поводом поехать в Москву был именно театр, именно этот спектакль про Армению, по нашей любимой Наринэ Абгарян. Хотя Вася ее книг не читал, и у меня они не все, но большинство есть - сейчас посчитала, стоят на полочке 7, одна из них даже с дарственной надписью автора! И 8-ю, "Понаехавшую", я читала в электронном виде. Кстати, Наринэ - единственный человек, которому я прощаю слово "даун" - в "Понаехавшей", ибо оно, во-первых, обращено автором к себе, а во-вторых, в контексте означает бесхитростного, добросовестного, порядочного человека. Не хватает у меня "Семена Андреича" и повести "Счастье Муры", это я сейчас Википедию изучила.
Наринэ участвовала в организации нашей поездки в Армению, мы с ней знакомы через одно рукопожатие - через Светлану Багиян, придумавшую проект "Вася едет в Армению". Так что уже практически лично.
"Манюня" была главной целью поездки, а уж к ней было подверстано всё остальное. И РАМТ влек к себе, ибо там была моя студенческая практика у только что назначенного туда из Кирова Алексея Бородина, я сидела на читке не помню какой пьесы и думала: какой-то он слишком интеллигентный, тихий, съедят его быстро. А он и сейчас там худрук, как это приятно!
Брала я билеты в театр по Интернету впервые, взяла по 500 р. на 1-й ярус, были там даже по 200, но с пометкой "неудобные", "ограниченный обзор". А при наших местах этой пометки не было. Однако когда мы на них сели, оказалось, что не видно полсцены из-за сетки, которая там укреплена по краю.
Партер был еще пуст, и наши соседи по балкону отправились туда попытать счастья. Ну и мы тоже, хотя я знала, что всё там продано. И уселись мы с Васей, недолго думая, на лучшие места - после прохода, обычно они для приглашенных. Вскоре нас подняли, чему Вася громко возмущался, но рядом оставалось еще 2 пустых места, куда мы и сдвинулись. Я готовила Васю к тому, что и сюда придут законные хозяева, и тогда мы попросим девушек-билетерш нас пристроить, скажем, что мы лично знакомы с автором. Но нас больше не тронули, и мы благополучно просидели весь спектакль на лучших местах, по 4 тысячи в партере были места! В антракте я побоялась идти погулять по фойе, ну как займут?
Вот еще до начала, смазанно, конечно, но я Васю и так-то снять не сумела. Надо было на телефон, а я привыкла к фотоаппарату. Через несколько минут в зале уже не было ни одного пустого местечка.

На спектакле снимать нельзя,  это уже на поклонах, когда можно:

В белом - это Армянский белый медведь, так он обозначен в программке, голову только снял, она выглядывает из-за спины. Слева от него Манюня, потом Ба, потом Наринэ.

Мы весь спектакль радовались. Он такой динамичный, изобретательный, вот белый медведь этот зачем-то, дикторы армянского радио... Я думала - ну ладно, напридумывала режиссер, прозу ведь трудно инсценировать, а так - лихо получилось. Но все-таки, думала, это сверх Наринэ, а вот чего-то другого, неповторимого ее, не хватает. Ее же книги такие пронзительные, такие сокровенные...
И сама себе говорю: это "С неба упали 3 яблока", это "Зулали", это "Дальше жить". "Манюня" же другая, это семейное чтение, это детский театр, всё сделано как надо, чего ты еще хочешь?
А потом начался второй акт, те же истории про Манюню и Нару - и вдруг мне выдали пронзительности через край. Я даже не расскажу, в чем она была. Ну, фанерная корова проехала по сцене - не в этом же? Но нет, и в этом, в этой принесенной доктору и его девочкам кринке сметаны. И в подошедшем к ним в лирической сцене на минутку "Армянском радио": "Подождите, я вам сейчас дудук включу". И уж, конечно, в самом зазвучавшем дудуке, который мы так часто слушаем с Васей. И в луне, которую опускал и поднимал Фрунзик - ему кричали в осветительскую: "Фрунзик-джан, у нас ночь тут, давай поднимай луну!" И конечно, это был наш Фрунзик, который никогда не умирал, просто теперь поднимает и опускает Луну и Солнце. И в холодильнике ЗИЛ, который вывозил белый медведь. И в банке сгущенки, настоящей, не бутафорской, которую Ба охраняла-охраняла, а потом выдала девочкам целиком, для утешения. И в веревке с бельем через всю сцену, впрочем, повешенным не совсем правильно (правильно, Наринэ писала, - точно по размеру и цвету), но почти правильно...
Я еще хотела покритиковать, что Манюни больше, чем Нары, но вовремя вспомнила, как называется и книга, и спектакль. А Нара там все равно во всем. И мама Надя (я видела в ютубе ее руки, настоящей мамы Нади, когда она делала гату), и дядя Юра, и пацанка Каринэ, и нежная Гаянэ, и даже Сона, которая пока еще кукла, завернутая в одеяло, ее нет в программке, но ведь она есть в "Дальше жить", и она тоже для меня живая и настоящая.
Еще я думала: построенная конструкция очень функциональна, но где же горы? И сама себе ответила: ты хотела бы нарисованный задник? И что бы было? А речку, которая бежит через город, как показать? А развалины крепости? Берд уже стал для нас благодаря Наринэ таким родным, мне так жаль, что мы, побывав и в Гюмри, и в Дилижане, не доехали до Берда.
А горы все равно были, даже с целым стадом, пастуху еле удавалось отлучиться передать семье Абгарян очередной гостинец.
И - вы видите на фото - были ковры. Ковры из "Дальше жить", последней, самой пронзительной книги Наринэ, сплетенной как ковер, сотканной вручную из переплененных судеб.
Слышали бы вы, как в конце зрители аплодировали! Я читала, что из стольких-то историй в книге выбрали вот столько - совсем немного, потому что все показать невозможно. И они действительно отдельные истории, я бы не поставила за инсценировку 5. И я не понимаю, почему, от чего слезы-то подступали? Потому что это наша Армения? Я сначала так огорчилась, что они акцентом берут, но ведь Армения у них получилась! Вот такая, где все братья друг другу, все родные, независимо от национальности.
А Наринэ мне все-таки не хватило. Она ведь начинала спектакль, но почему-то в другом парике, под нынешнюю Наринэ, взрослую, и трудно было ее потом соединить с той девочкой. Надо бы тогда и закончить так же. А в конце я ее не помню - или тот текст от автора, что в программке, звучал в конце? Надо было и в начале дать звуком...
Короче говоря, вышли мы окрыленные. Потом, правда, слегка в ночи поплутали по Новогирееву, где моя сестричка нас ждала с ужином, и за этот ужин (она, хитрая, себе-то положила чуть-чуть) уселись уже позже 11 часов! И "Киндзмараули" прекрасно завершило день - Грузия рядом, и алфавиты одним человеком созданы, и цвета граната это вино, а гранат, понятное дело, - символ Армении...

За нашу Армению! И - ваше здоровье!

Tags: Армения, Москва, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments